Перешла к Господу Жанна Викторовна Парфененко. 18 Ноября, в Первой Одесской церкви прошло траурное богослужение.

«Мы росли в Одессе, на Молдаванке – поделится воспоминаниями о сестре Сергей Санников – и кроме бабушки, которая знала православные молитвы и украдкой читала старинное Евангелие, с нами некому было заниматься духовным воспитанием. Так мы и росли, имея о Боге и о Церкви только смутное представление – от уличной детворы да от бабушкиных икон.

Хорошо помню, что в юности Жанна любила смотреть разные фильмы, и когда я обратился к Богу и стал посещать баптистскую церковь, мне было невозможно оторвать ее от телевизора и привести на собрание. Но каким-то чудом, в день своего рождения, она все же пришла на богослужение в старый молитвенный дом евангельских христиан-баптистов на Серова, 34. Это было зимой 19 января 1982 года на праздник Крещения Господня.

Стоял тихий крещенский вечер. Белые сугробы снега были залиты ярким лунным светом. Проповеди в тот вечер были самые обычные, но почему-то Господь коснулся Жанниного сердца, она вышла вперед и покаялась. Вскоре она приняла крещение и переменилась поразительнейшим образом. Телевизор был выключен навсегда, несмотря на недовольство мамы. Жанна стала одним из самых прилежных посетителей всех богослужений. Мне кажется, что она не пропускала ни одного богослужения, разве что по причине болезни или отъезда.

Весной 1984 года в нашем дворе появился молодой брат с букетом цветов. Это был Владимир Леонидович Парфененко, который пришел просить Жанниной руки и сердца. В мае сыграли свадьбу. Через некоторое время Владимир был избран дьяконом, а потом и пресвитером Первой Одесской церкви. Когда в 1989 году в Одессе открылась Библейская школа, а в 1991 году Одесская Богословская Семинария, Жанна активно участвовала в первых шагах этого учебного заведения. Каждое утро более чем 17 км она добиралась в Семинарию, а вечером возвращалась обратно и успевала заниматься домом, растила двоих детей и старательно посещала церковные собрания.

Ее скрупулезности и щепетильности в делах можно было только удивляться, а скромности и почти монашеской ограниченности можно просто восторгаться. Но все же главное, чем она запомнилась многим – это была верность Господу, преданность церкви и невероятное желание послужить и помочь другим. Она часто корила себя, что ответила кому-то резче, чем надо, не смогла помочь, хотя помогала всегда чем могла в ущерб себе и возможно даже своей семье. Ее невозможно представить брюзжащей и недовольной.

Когда у нее обнаружили рак, то она твердо решила не идти на операцию и на лечение в онко диспансер. «Врачи все равно ничего не сделают, – говорила она, – мои мама и бабушка ушли с этой земли точно с таким же диагнозом и я видела, сколько они промучились в больницах, как страдали перед смертью. Если Господу угодно, Он меня исцелит и народными средствами, а если нет, то быстрее буду у Него».

Глаза ее всегда светились и радость была совершенно неподдельной. Почти шесть лет она боролась с раковой опухолью и не хотела даже показываться врачам. Она работала в церкви как секретарь до последних дней, пока могла ходить, регулярно посещала больных, утешала и ободряла их. Когда она слегла, ее постоянная молитва была: «Прости Господи, что я сделала не так, и что мало сделала для Тебя». Она с нетерпением ждет того сладостного мгновения, когда Небеса раскроются для нее и она встретит своего Спасителя а также своего любимого мужа Володечку, который ушел к Господу в 2010 году».